Из истории о советских роялях

piano

Многим из нас не понаслышке знакомы старые, компактные и скучные советские пианино, на изготовлении которых специализировались фортепианные фабрики тех времён. Однако, далеко не все помнят о советских роялях периода расцвета коммунизма в нашей стране. Новое поколение юных музыкантов, скорее всего, и вовсе не узнает подробностей богатой истории российских инструментов. Почему наши отечественные рояли канули в Лету и могли ли бы они де-факто конкурировать с марками знаменитых европейских мастеров – в этом мы и попытаемся разобраться.

После окончания Великой Октябрьской Революции новое общество нуждалось в развитии искусства и различных видов деятельности, объединяющих народ и повышающих общий уровень культуры и образования. Идеология единства, дружбы народов, братства, коллективизма – рождала организацию огромного количества культмассовых мероприятий, культпросветучилищ, профессиональных домов культуры, пионерских лагерей, библиотек, концертных залов и клубов по интересам. Музыка являлась ключевым звеном в этой сфере, поскольку она звучала на концертах, пропагандировала народные идеи, сближала людей. Появилось огромное количество хоровых коллективов, в которые было вовлечено немалое число людей. Музыке также активно обучали детей как в школах, так и во внеурочное время.

Многочисленные концерты и публичные выступления требовали наличия качественных концертных роялей в каждом доме культуры и в каждом учебном заведении.  В то же время, Советский Союз целеустремлённо отделялся от Запада, выстраивая плотную стену и развиваясь внутри неё. Стране необходима была независимость от иностранных компаний, технологий, рекомендаций и инвесторов. По этим причинам, появилась необходимость создания собственного отечественного рояля, который не уступал бы великим европейским и американским образцам.

Первоначально СССР занимался исключительно изготовлением пианино, и лишь позже начались первые попытки создания концертных роялей, которые лишь копировали устаревшие дореволюционные модели, более не устраивавшие современных музыкантов и практикующих концертирующих пианистов. Производство было скромным и небольшим по численности выпускаемых образцов.

Несмотря на строгий контроль различных госучреждений, в том числе ГОСТ и СНИП, ни одна из выпускаемых марок – «Эстония», «Красный Октябрь», «Рига» и «Москва» – не могли конкурировать со знаменитыми Блютнерами и Стейнвеями. Строгий принцип изоляции производства СССР от Запада не мог послужить отказом от использования качественными инструментами в крупных концертных залах, поскольку создание технологии изготовления такого сложного и практически живого организма как рояль, не приходит лишь по указанию начальства свыше. Секреты старинных мастеров были утеряны, иностранные специалисты и консультанты к работе не допускались, последовательность заготовки специальных материалов и древесины для элементов корпуса грубо нарушалась, строгая последовательность сборочных цехов, в которых специалисты передавали бы инструмент из рук в руки – отсутствовали.

К 1934 году была организована комиссия, направленная в ведущие страны Европы, а также в США, для консультации на лучших фабриках, у лучших мастеров-изготовителей, для закупки образцов и материалов. Но реализовать планы удалось лишь после Великой Отечественной Войны, сразу после которой в Таллине был создан уникальный концертный рояль Эрнста Андреевича Хийза – «Эстония».

Э. А. Хийз стал руководителем фортепианной фабрики, которая осуществляла выпуск не только концертных, но и камерных, салонных роялей, а также пианино массового спроса. Среди сотрудников предприятия трудилась также изобретательница Гунта Яновна Лусе-Гринберг – специалист в производстве музыкальных инструментов, обладательница патента и создатель технологии специального натяжения струн. Продукция фабрики завоёвывала премии в Пекине и Дамаске, а в 1958 году на Всемирной Выставке в Брюсселе концертный рояль «Эстония» получил золотую медаль, опередив Германию, Австрию, США, Чехию и другие страны. Советский инструмент произвёл настоящий фурор: невероятно, но он был признан полноценным конкурентом таких эталонов звука в музыкальном мире, как Steinway & Sons, C.Bechstein и Bluthner.

Профессора Московской и Ленинградской Консерваторий, в их числе М. Г. Соколов и Н. С. Эйгенсон, Г. М. Бузе и Я. И. Зак, оценили его звучание даже выше, чем у послевоенного Блютнера, заявив о благородном, бархатном тембре инструмента, нежных обертонах, а также комфортной игре на удобных, податливых клавишах. 

Однако, один конкурент у этого рояля все-таки был. Опередил его, завоевав Гран-при на Брюссельской Выставке-1958 и вызвав настоящий восторг у членов жюри из Консерваторий Вены и Праги, рояль «Россия»  производства ленинградской фабрики «Красный Октябрь», созданный всего лишь 4 года ранее. Стоит отметить любопытный факт: большинство специалистов высоко оценивали салонные рояли, в то время как концертные модели вызывали волну негативных отзывов со стороны практикующих музыкантов и педагогов.

Удачные образцы роялей стали поставлять на экспорт в такую музыкальную страну как Италия; были организованы отдельные цеха по изготовлению различных мелких деталей для сборки корпуса, проходили испытания на базе музыкальной лаборатории по созданию уникального корпуса инструмента, препятствующего образованию эффекта эховых волн. Производством руководил К. А. Злобин. Он, в первую очередь, заботился о том, чтобы модернизировать процесс (например, на фабрике появились специальные камеры экспресс-сушки), обогатить новейшим оборудованием и станками, следить за контролем качества и улучшать заготавливаемые материалы, к которым относился даже чугун для рам. Интересный момент, что на предприятии изготавливались также эстрадные синтезаторы и ударные установки.

В чём же секрет? Почему после такого успешного старта советские рояли канули в небытие и редко используются даже в музыкальных школах и развивающих клубах дополнительного образования?

К сожалению, режим гонки за первенством, победами и наградами, система перевыполнения планов и преобладания количества над качеством привели к тому, что дальнейшее массовое производство роялей оказалось неэффективным. Максимальная концентрация усилий, вложенных в изготовление выставочных образцов, не смогла продолжать дальнейшее стабильное и регулярное производство. Недостаток опытных специалистов, игнорирование мировых технологий, незнание элементарных правил безопасности, несмотря на эксперименты и новаторство, проявились в полной мере именно в массовом конвейерном потоке. Резкое ухудшение качества материалов и халтурное отношение к сборке, соответственно, привели к недостаточно яркому и аристократичному звучанию, в отличие от выставочных единичных образцов. Срок качественного и продуктивного пользования также существенно снизился. На лучших сценах и концертных площадках СССР по-прежнему стояли немецкие, японские и американские инструменты.

Стоят они и поныне. Потому что мастерство изготовления такого сложного, взаимосвязанного во всех системах организма как рояль, – не способно возникнуть или возродиться с нуля, после двух опустошающих войн, голода, репрессий и потери огромного количества населения страны, в том числе, ценных узких специалистов. Это долгий процесс и кропотливый труд мастеров, передающих знания и трепетно их охраняющие из поколения в поколение. К сожалению, возродить и заново запустить этот процесс, чтобы довести его до совершенства и возможности конкурирования с постоянно развивающимися западными аналогами – на данный момент практически невозможно. Это грустно для каждого патриота нашей страны.

В лучших концертных залах продолжают горделиво блистать Стейнвеи, на которых играют известные пианисты мирового уровня. Да, пусть остались в прошлом страницы триумфа в истории фортепианостроения Советского Союза, но, тем не менее, мы имеем возможность радоваться игре и звучанию лучших образцов мировой музыкальной индустрии, которая непрерывно совершенствовалась не одну сотню лет. Сегодня у нас есть выбор – это выбор качества звука, выбор качества внешнего дизайна, выбор уровня вашего творчества. Этот выбор сделали все ведущие учебные заведения страны, культурные учреждения, театры и концертные площадки. И выбор этот объективно очевиден.