Чем опасно цифровое пианино для ребёнка. Мнение музыкантов.

Чем опасно цифровое пианино для ребёнка. Мнение музыкантов.

«Лишь тогда, когда тебе станет ясной форма, будет тебе ясным и содержание.»

«На сладостях, печенье и конфетах из ребенка никогда не вырастить здорового человека. Духовная пища так же, как и телесная, должна быть простой и здоровой. Великие мастера достаточно позаботились о такой пище; ее и придерживайтесь.» Роберт Шуман

Эти слова великого композитора и пианиста Роберта Шумана можно отнести не только к музыкальному развитию и культурному воспитанию, но также и к весьма актуальному на сегодняшний день вопросу выбора фортепиано.

Многие родители поступающих в музыкальные школы учеников, а также начинающие обучение музыке взрослые сталкиваются с огромным выбором моделей современных фортепиано и навязчивыми внушениями консультантов магазинов музыкальных инструментов. Не особенно разбираясь в особенностях акустических и цифровых пианино, родители довольно быстро поддаются стереотипным убеждениям менеджеров по продажам синтезаторов и электронных клавишных образцов фортепиано: малые габариты, лёгкий вес, удобство транспортировки, отсутствие необходимости ежегодной настройки, возможность заниматься в наушниках даже ночью, не тревожа соседей, современный и «модный» внешний вид, звучание лучших концертных роялей мира. Покрытие софт-тач и высокотехнологичные клавиши, якобы отзывающиеся на движения пальцев не хуже живых акустических пианино, – довершает систему убеждений. Но почему преподаватели всех серьёзных музыкальных учебных заведений по-прежнему твердят, что сравнивать «электронику» и «акустику» некорректно? Почему все профессионалы, концертирующие артисты, студенты, лауреаты международных конкурсов, педагоги ДШИ и просто молодые исполнители-пианисты считают акустическое пианино незаменимым для обучения классике? Почему в лучших концертных залах мира до сих пор стоят именно акустические традиционные рояли? Неужели цифровой прогресс не может достичь эффекта живых струн, звучания резонаторных полостей и многогранного обертонового наполнения?

«Прежде всего, пианола совершенно отлична от своего собрата фортепиано, с которым состоит всего лишь в братском родстве. Никогда посредственный механизм не сможет заменить живого артиста и вытеснить его с концертной эстрады» — Эрик Сати, статья «Игры Игоря Стравинского».

«Положи на фортепиано какой-нибудь другой инструмент, например, гитару, а на одну из струн её ― небольшой клочок бумаги; потом начни перебирать на фортепиано все клавиши одну после другой: бумажка будет спокойно лежать до тех пор, пока ты не заставишь прозвучать ноту, одинаковую с той, которую издаёт струна гитары; но лишь только ты дотронешься до клавиши, то в то же самое мгновение струна зазвучит, и бумажка слетит долой; следовательно, по какому-то непонятному сочувствию мёртвый инструмент отзовётся на голос живого» —  Михаил Загоскин «Вечер на Хопре».

Основная причина одна – синтезированная аудиозапись звука каждой клавиши и пластмассовая клавишно-коробочная конструкция никогда не сможет заменить законы физики и акустики, на которых основывается природа звуковых волн и их колебаний в резонаторном пространстве. Дело в том, что невидимое глазу колебание струн акустического пианино рождает целую сетку обертонов и унтертонов – верхних и нижних призвуков нот в других регистрах, создающих неповторимое очарование глубины тонов и магии «живого» звучания инструмента. Вы не играете никаких дополнительных нот, но их призвуки невидимым образом появляются и складываются в непостижимый состав простого унисона, внутри которого можно услышать целый аккорд. Именно благодаря этому насыщенное и бархатное звучание акустического пианино вызывает настоящий трепет в душе. Электронные аналоги лишь вырезают отрывки звуковысотных положений тонов, которые получаются тусклыми, пустыми и безжизненными. Однако, во время исполнения на цифровом фортепиано аккордовых последовательностей и пассажей на педали, происходит противоестественное наслоение искусственных призвуков, тембровых формант, которые создают диссонирующее, отталкивающее восприятие. За такими инструментами нет желания просиживать долгие часы, наслаждаясь игрой. Появляется непроизвольное отторжение звуков инструмента организмом, неприятие, внутреннее осознание чего-то чуждого человеческой природе слуха. Дополнительное негативное давление на психику оказывает множественное наложение беззвучных (на первый взгляд) пространств, в которых производилась звукозапись живых инструментов для звучания клавиш цифрового пианино. Представьте себе, что на акустическом пианино вы играете в своей собственной комнате в настоящем времени, вы слышите окружающий фон и обстановку, которая является приблизительно одинаковой для каждой ноты. Вы можете отличить гул и сигналы машин за окном, а также посторонние шумы. В случае же цифрового пианино, запись каждой клавиши производится в вакуумных студиях звукозаписи, маленьких помещениях, поглощающих посторонние шумы. Запись каждой клавиши происходит в двух-трёх уровнях громкости (этого крайне недостаточно для качественного восприятия звука). Автоматически со звучанием концертного рояля добавляются акустические особенности помещения, его давящая тишина и неуловимые призвуки, энергетика пространства. Заметьте, запись проходит для каждой ноты отдельно, обработка же аудиоматериала происходит при помощи семплера, на котором крайне сложно обработать фортепианное звучание качественно. По причине этого к записи добавляется синтезированная маскировка и сглаживание, добавление аудиовыравнивания. Таким образом, восприятие такого «инопланетного» тембра становится крайне опасным (и довольно малоизученным медициной) для детской психики, развития мозга и нервной системы. Представьте себе, ведь ребёнок проводит за инструментом по несколько часов в день! С педагогической точки зрения, такой ученик не сможет получить правильное восприятие звука, а значит, и не сможет грамотно им владеть, не говоря уже о технических особенностях нажатия на клавиши, динамических оттенках, нюансировке и звукоизвлечении.

Что же говорят об электронных пианино сами музыканты, профессора и студенты МГК им. Чайковского и РАМ им. Гнесиных? Давайте прислушаемся к мнению специалистов, подходя к вопросу без лишних эмоций. Только факты, на основе которых Вы сможете сделать собственные выводы.  

«Басы глуховато звучат на электронном пианино. Нет насыщенности звука. Плюс в электронном пианино только один – можно заниматься в наушниках ночью, а главный минус в том, что оно мёртвое, на нём невозможно выполнить тончайшую нюансировку, нельзя сделать крещендо или диминуэндо. Также отталкивает неприятная «попсовость» тембра. Может быть и есть цифровые инструменты, которые максимально приближены к живому, но есть ли смысл тратить такие бешеные деньги на них, когда на эту сумму можно приобрести не игрушку со звуком пианино, а настоящее пианино»?

«Даже мое старое, советское, заболевшее пианино все равно бесконечно лучше этой мертвой цифры. У цифрового пианино звук водянистый, он просто НИКАКОЙ; несмотря на обилие моделей – существенной разницы в тембрах нет. Даже полифонии в 256 голосов не хватает для необходимого звучания. Это особенно заметно, если играть различные диссонансы – неблагозвучные аккорды и резкие интервалы. На электронных пианино верхний регистр звучит как нож по стеклу, а звучание диссонанса на акустике можно назвать интересным, но никак не противным. У меня не абсолютный слух, но даже я это слышу. Также очень тусклые и “далекие” звуки 4 и 5 октавы».

«Фразировки толком не сделаешь, а виртуозные пассажи сливаются в свист! Пришлось однажды играть концерт на дорогой модели, впечатление – отвратительное»!

«Когда играешь на «живом» акустическом пианино, весь инструмент резонирует, эта вибрация через руки и ноги передается всему телу, ты чувствуешь примерно то же самое, что и сёрфер, который ловит в океане огромную волну, это не воспроизвести никакой электроникой. Когда я нажимаю на клавишу настоящего фортепиано, я уже в пальце, через клавишу, чувствую колебания струны, могу прикоснуться к инструменту и ощутить, как он поет, вибрирует. На цифре этого нет, звук от меня оторван».

«Клавиши у цифрового пианино легче, чем у акустического, можно весьма прилично потерять в технике. Меня также немного раздражает, что клавиши пластиковые и лёгкие, мне не хватает их веса. Педалью настоящего акустического пианино тоже пользоваться сложнее, нужно учиться ритмичности, нужной степени нажатия, чтобы не получилось грязи. На электронном педаль слишком упрощённая и невесомая, нет глубины и степени меры, что, опять же, плохо для техники. Для человека, который планирует заниматься музыкой, это может быть лишь вынужденный вариант для тренировок ночью в наушниках. Для профессионального взрослого музыканта можно и электронику. Если для перспективного ребенка, то ни в коем случае».

«В классе и на сцене дети сталкиваются с настоящим, «живым» фортепиано, на котором приходится ДОБИВАТЬСЯ красивого звука, корректируя слух с мышечными рефлексами и машинальными эмоциями. В подобной ситуации термин «индивидуального звукоизвлечения» оказывается бессмысленным. Проблема в том, что ведь и на электронном пианино необходимо соединять слуховое восприятие и мышечные ощущения. Но там они другие. На акустическом и на цифровом инструменте это делается по-разному, и, в итоге, домашняя работа учеников оказывается совершенно бесполезной в классе. Она не приносит никаких результатов. Ребёнок лишается прогресса и улучшения своих навыков, пианизм в руках не формируется. Более того, звукоизвлечение на одном и том же цифровом пианино в наушниках и без них происходит по-разному. А две пары наушников разного качества и вовсе вносят искажения в связь слуха с мышечными ощущениями. Цифровой инструмент – это лишь поддержание уже имеющегося уровня игры и испытание на приспособляемость к постоянно меняющимся условиям. Нужно действительно напрягаться, прислушиваясь к внутреннему слуху на ходу, подстраивать руки, чтобы получить желаемый звук. Для детей – это уж слишком»!

«На акустике нужно учиться извлекать звук. А на цифре он уже ровный, записан с концертного рояля, при нажатии важна только сила. В «живом» пианино больше нюансов: я могу нажать клавишу прямым, плоским, закругленным, мягким, твёрдым и т.п. пальцем – и будет звучать по-разному, хотя сила нажатия, на первый взгляд, одинакова. На звук влияет даже мысленный посыл и внутреннее отношение, предвосхищение эмоционального состояния ноты. Например, в интернете много видеозаписей, где любители с ужасной постановкой рук играют популярные мелодии. При этом со стороны выходит, казалось бы, и красиво, но, если бы они такими пальцами играли на настоящем инструменте, то это звучало бы ужасно. И особенно яркий пример: на акустике иногда используется прием беззвучного нажатия клавиш, чтобы необходимые струны резонировали и обогащали звук обертонами. На цифровом пианино этого не сделать: даже если и удастся нажать беззвучно (для этого надо еще сильно постараться), то никакого звукового фона и эмоционального эффекта это не даст».

«Для академического пианиста и ученика классической музыкального образования все электронные и цифровые аналоги настоящего инструмента являются суррогатом. Когда на некоторых концертных площадках приходится аккомпанировать скрипачам и флейтистам на цифровом инструменте, меня постоянно сопровождает чувство досады, нервозности, даже какой-то озлобленности на вынужденную ситуацию – и так каждый раз. Речь идёт о разных инструментах и разном репертуаре для них. Цифровые и электронные клавиши подходят для эстрады, они изначально были созданы специально для стилей джаз, рок и поп, которые требовали новых условий игры, удобному сведению эстрадного вокала и аккомпанемента, звукозаписи, возможности монтажа. Если вы планируете играть только в этих жанрах – вам прекрасно подойдёт электроника. Но как можно играть на такой жалкой пародии Шопена и Баха»?

«Если в ребёнке обнаружили задатки великого пианиста, заниматься на цифровом инструменте ему, конечно, не стоит»  

Основной проблемой является стандартная ситуация: никто не может знать заранее в начале обучения, станет ли ребёнок впоследствии музыкантом, любителем, профессионалом или даже гением. Это не может знать зачастую даже опытный педагог, поскольку ранние таланты могут впоследствии угаснуть. Некоторые дети имеют тенденцию лениться, некоторые могут потерять интерес, некоторые – увлечься другими профессиями. В то же время, упорные и трудолюбивые середнячки впоследствии нередко пробиваются вперёд, обгоняя лучших учеников, подающих такие большие надежды вчера. Ими движет желание многого добиваться, даже если в детстве их было невозможно заставить сесть за инструмент, в них просыпается со временем непостижимая любовь к музыке, которая, иной раз, взращивает гораздо более сочные плоды, нежели один пустой талант без труда. Нужны десятилетия, чтобы ставить прогнозы относительно будущего того или иного ребёнка. Что уж говорить о родителях, которые далеки от музыкального образования, но уже заранее ставят крест на своём пятилетнем ребёнке: «Особо таланта мы в нём не видим, в пианисты не готовим, нам только для себя». Откуда вы знаете, дорогие родители, как захочет этот маленький человечек распорядиться своими навыками в дальнейшем? Для себя, для вас или для всего человечества? Откуда вы знаете, какие задатки в нём дремлют и на что способна его сила воли? Как смогут развить его первоначальные данные талантливые и самоотверженные педагоги, как сложится его судьба, с кем сведёт? К слову сказать, Денис Мацуев никогда не собирался быть пианистом, он любил футбол и даже в Москву поступать в музыкальное училище согласился лишь для того, чтобы смотреть матчи любимой команды вживую. Сегодня он не просто концертирующий артист, он развивает будущее российского музыкального образования и в прямом смысле слова воспитывает культурное составляющее нации.

«Основная проблема детского музыкального образования сейчас – это отсутствие инструментальной базы, замена акустических инструментов синтезаторами и цифровыми аналогами пианино, абсолютное лишение кинестетики – тактильного уровня мышления учащихся средних школ.

Я попытался организовать рояльное движение – езжу по регионам и пытаюсь убедить губернаторов закупить для школ и концертных залов нормальные рояли. Приобретено уже более 50 инструментов. Но это – лучше мировые марки.

Необходимо вкладывать в образование, необязательно ведь оценивать все с точки зрения выгоды и навара. Можно думать и о более ценном, о том, что выше материального» Денис Мацуев.
 
В заключении хотелось бы процитировать отрывок из педагогической книги Григория Ганзбурга «Ваш ребёнок и музыка», которую, к слову сказать, он посвятил своему деду, врачу-педиатру Соломону Александровичу Цейнеру, прекрасно разбирающемуся в особенностях растущего детского организма и влиянии внешних электронных раздражителей на нервную систему:

“..Предостережение для родителей: временно воздержитесь от покупки электронного синтезатора или электромузыкального инструмента. Такая игрушка, сама по себе очень хорошая, позволяет нажатием кнопок вызывать звуки любого тембра, в том числе имитировать звучание ударов. Но, раньше времени познакомив ребенка с клавиатурой синтезатора, мы сорвем процесс формирования в его мышлении связей между звуками и порождающими их физическими движениями. Это еще хуже, чем дать ребенку калькулятор раньше, чем он научился мысленно складывать числа. Калькулятор, конечно, сам всё сделает быстро и правильно, но соответствующая способность ума останется ненатренированной. Потом этого уже не наверстаешь”.